Затишье перед?

19 Июл 2019 11:03
Количество просмотров: 999

Тенденция к снижению цен на ГСМ, так обрадовавшая всех честных водителей страны в первые месяцы года, так и осталась только тенденцией

Впервые на памяти живущих поколений, двинувшись вниз, цены на наше самое дорогое — бензин и солярку — очень быстро замерли на достигнутых отметках. Вопреки всем законам свободного рынка, а в том, что он свободный, после отмены государственного регулирования розничных цен никто не имеет права сомневаться, ценники на АЗС стабилизировались на достаточно высоком уровне. Но и в этом приученные к постоянному росту цен на автомобильное топливо казахстанцы нашли повод для оптимизма: не растут же! Хорошо информированные оптимисты прибавляют к этому: пока не растут. Насколько долго это «пока» продлится, не знает даже всезнающая статистика. Попытаемся разобраться, что нас ждет дальше, с помощью наших экспертов и здравого смысла. Хотя последний к этой сфере нашей экономики трудно применим, а строить прогнозы на самом свободном в мире отечественном рынке автотоплива — дело неблагодарное.

В целом конец первого полугодия особых изменений не принес. Правда, люди, внимательно следящие за рынком ГСМ, вместо такого уютного и обнадеживающего слова «стабильность», предпочитают употреблять более точное — «затишье». Примерно так: «Погода на всей территории тихая, ясная. С возможными порывами ветра до 30 метров в секунду и грозами».

Это ж-ж-ж неспроста

Первые, пока легкие, дуновения прохладного ветерка отмечены на прошлой неделе. Сразу несколько серьезных экономических информресурсов страны выдали материалы на бензиновую тематику. Как водится, аналитические. И, как принято, с четко прослеживаемым посылом: автомобильного топлива после запуска реконструированных НПЗ в стране стало неприлично много, и оно непристойно дешево. Раз так, то его массово скупают жители соседних областей России, где ГСМ чуть ли не вполовину дороже, чем у нас. Далее, как и положено у современных экспертов-предсказателей (или сказителей, как называли работников этого жанра раньше), следовал сначала прогноз — в строгом соответствии с законами свободного рынка нас ждет дефицит автомобильного топлива из-за его оттока в РФ, а затем выводы — нам надо срочно повышать розничные цены на ГСМ. Синхронность выступлений и, если не обращать внимание на разный стиль подачи, полная тождественность выводов сразу насторожили. К чему бы это, при такой, в кои веки, благостной картине бензинового изобилия? Ведь просто так ни в природе, ни в экономике ничего не бывает. Тем более в отечественной экономической аналитике. Эксперты и участники рынка начали морщить умы и соображать, к чему нас готовят и, главное, когда это произойдет. Ответ на первый вопрос очевиден: к давно лелеемому нашими нефтяными королями и прочими принцами выравниванию цен на автотопливо с северным соседом. Самым для них желанным путем — поднятием до запредельного уровня российских. Тут ни к аналитикам обращаться, ни к гадалкам ходить не надо. Хотя зачастую они работают по совместительству. Гораздо интереснее вопрос: когда ГСМ у нас снова начнет прибавлять в цене?

Притормозили

Пока все вроде бы спокойно. Три модернизированных НПЗ полностью закрыли потребности отечественного рынка.

Потребность страны в бензине казахстанской продукцией обеспечена на 93,2%, дизельном топливе — на 91,1%, авиакеросине — на 62%.
В начале года разошедшиеся на радостях после модернизации казахстанские НПЗ вынуждены были притормозить. Предложение заметно превысило спрос. Но! Опять же, рынку вопреки, это не привело к сколько-нибудь заметному снижению цен. Адам Смит с бессильной завистью смотрит из-за решетки ада, в который он по всем христианским канонам должен был попасть за свои безбожные теории, на наших рыночников — вот это номер! Производство ГСМ в стране увеличилось более чем на 30 %, а цена в рознице снизилась менее чем на 7. Вот вам работа закона спроса и предложения в отдельно взятой стране, если к нему приложить умелые руки.

Министр энергетики К. Бозумбаев заявил тогда: «Есть риск заполнения всех резервуаров, поэтому мы снизили нагрузку нефтеперерабатывающих заводов. Напомню, что сегодня цена на бензин правительством не регулируется. В ближайшее время в целом стоимость не будет повышаться и будет находиться на уровне 150 тенге за литр» (АИ-92).

Снижение объемов производства товаров, поступающих на рынок, — это, конечно, ни разу не регулирование. Просто акция по спасению резервуаров от переполнения. Можно было еще вспомнить о пожарной безопасности и возможном ущербе экологии вообще и популяции сусликов в частности от перелива бензина через край.

Ловкость рук, и ничего более

Мы даже собираемся продавать излишки партнерам по ТС. Правда, собираемся долго, ну так Восток — штука тонкая и не быстрая. И вот теперь вдруг о грядущем дефиците. Это точно неспроста. Это волшебное слово в нашей новейшей истории всегда предшествовало одному — повышению цен на горючее.

«Дефицит ГСМ, — говорит руководитель группы общественного мониторинга Б. Исалиев, — дело сугубо рукотворное. Так было до модернизации отечественных НПЗ, когда мы импортировали из России до 40 % высокооктанового бензина, так делается сейчас, и так будет делаться дальше. Было бы желание, а причины найдутся. А желание задрать цены до российских, а потом уже вместе с нашими партнерами поднимать их все выше и выше у наших хозяев отрасли огромное, никем и ничем не ограничиваемое. Этот, как, впрочем, и все прочие сегменты рынка, у нас регулируется не экономическими законами, а вполне конкретными и всем известными игроками.

То незначительное снижение цен, которое мы наблюдали в начале года, — всего лишь досадная случайность. Ну не ожидали они от казахстанских НЗ такой прыти после модернизации. Или попросту не просчитали возможность перепроизводства автомобильного топлива. Бывает. С тем большей силой они теперь толкнут качели цен обратно. Насколько высоко они взлетят, предсказывать не берусь. Это знают только топ-менеджеры нефтяных компаний. Но то, что отработанный годами алгоритм «создание дефицита — «стихийное» повышение цен — их фиксация на достигнутом максимальном уровне» запущен, можно не сомневаться. Тем более что в России держались, держались, регулировали цены, регулировали, и не удержались, отпустили по нашему примеру. Напомню, что у нас государственное регулирование розничных цен давно ликвидировано как явление. А регулировать оптовые даже не пытались. Так что теперь нас ожидает погоня за уходящим горизонтом: соседи будут цены поднимать, а мы их догонять.

Перспектива, учитывая то, что и действующие цены на ГСМ в стране чрезвычайно высокие, прямо скажем, оптимизма не внушает. Но это реальность, не считаться с которой нельзя. Как известно, отрубать коту хвост можно двумя способами — жестоко и гуманно. Гуманно, это когда хвост отрубают маленькими кусочками. По сложившейся традиции повышать цены на горючее будут самым гуманным способом — постепенно,без резких скачков, но последовательно и неумолимо. До каких пределов? До максимально возможных величин. Наши заклятые друзья-североамериканцы говорят: «насколько выдержит коммерция». «Обеспечьте капиталу 10% прибыли, и он согласен на всякое применение, при 20% он становится оживленным, при 50% готов сломать себе голову, при 100% попирает все человеческие законы, при 300% нет такого преступления, на которое он не рискнул бы пойти», — говорил давным-давно старина Маркс. За прошедшие столетия природа капитала не претерпела существенных изменений».

Вывезут? Да ладно!

Первый информационный залп произведен. Вслед за гадалками по экономическим вопросам в бой пошла пехота. «Все пропало, все пропало! Все вывезут, все вывезут» — общий тон публикаций из приграничных с РФ областей. Прямо-таки все? Давайте прикинем.
В 2018 году в РК произведено 3,97 млн. тонн бензина. Месячный объем производства в октябре впервые превысил 400 тыс. тонн, а средний показатель во втором полугодии достиг 368 тыс. тонн. В 2019 году увеличение объемов переработки нефти тремя отечественными НПЗ создаст «излишек» 92-го бензина для экспорта более чем в полмиллиона тонн.

Это — только полмиллиона тонн сверх расчетной потребности внутреннего рынка. А сколько же вывозят друзья и соседи? Бензин в РФ Казахстан не экспортирует. Это еще одна загадка нашего содружества — имеем дешевый и по всем параметрам конкурентоспособный товар, но выбросить его рынок собрата по Таможенному союзу не можем. Впрочем, ровно то же самое с вино-водочными изделиями и другими продуктами «Сделано в Казахстане». Следовательно, о больших объемах вывоза ГСМ, угрожающих дефицитом внутреннему рынку, речи не идет. По правилам пересечения казахстанско-российской границы на личном автотранспорте все, что в бензобаке, твое. Хоть под пробку заливай и утрамбовывай, если сможешь. Но ни одной канистры с собой провозить нельзя. Учитывая, мягко говоря, невысокую плотность населения российского приграничья и большие расстояния до крупных городов, вроде Омска или Оренбурга, даже если заниматься этим в виде промысла, получится не больше пары ходок в неделю с сорока-шестидесятилитровым баком. Как-то не впечатляет.

Стихии здесь не место

«Приграничный «ГСМ-туризм», — говорит председатель Туркестанского областного филиала ассоциации «Жанар-Жағармай» Кайыпбек Камбаров, — явление не новое. При такой разнице в ценах было бы странно, если бы соседи не предпочли заправляться на нашей территории. Масштаб вывоза автомобильного топлива челноками ничтожен и создать дефицит на внутреннем рынке по определению не может. Дефицит у нас всегда создавался искусственно для очередного повышения цен. Ошибка думать, что рынок ГСМ в стране нерегулируемый. Если его не регулирует государство, то это делают крупные игроки. Не говорю — монополисты, юридически это будет неправильно, хотя по факту это именно так. Остаюсь при своей точке зрения: оптовый рынок стратегически важной для страны продукции — топлива, и не только автомобильного, должно контролировать государство. Только оно может диктовать правила игры и умерить аппетиты игроков. Только при жестком контроле мы избавимся от периодически возникающих на ровном месте «дефицитов», «перепроизводства» и прочих сказок для малограмотных. Дефицит автомобильного топлива на внутреннем рынке будет всячески поддерживаться, и ставшие уже привычными сезонные скачки цен вверх останутся постоянным фактором. Теперь, как впервые было озвучено осенью минувшего года, виноваты в нехватке бензина и дизеля будут соседи, скупающие их на корню. Хотя за эти годы собственным нефтеперабатывающим заводом обзавелся даже небогатый Таджикистан, а кыргызы построили их несколько. Чтобы обеспечить устойчивое развитие на перспективу хотя бы в десять-двадцать лет, нам необходим еще один НПЗ, сравнимый по мощности с существующими. Это как минимум, с учетом того, что мы хотим экономического роста во всех отраслях».

И. Лунин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *