Ж. Дильдабеков: «Рациональная организация процесса напрямую влияет на качество медицинской помощи населению»

3 Мар 2023 13:21
Количество просмотров: 1128

В начале этого года Туркестанскую областную клиническую больницу возглавил Ж. Дильдабеков, кандидат медицинских наук, врач высшей квалификационной категории по специальности «общая хирургия», «общественное здравоохранение».

Жанболат Бердибаевич — ученик известного врача, доктора медицинских наук, академика Мукана Кенесбековича Егизбаева.

В ОКБ Ж. Дильдабеков проработал с 2007-го по 2018 год. Начинал трудовую деятельность хирургом приемного отделения, а уже в 2016 году занял должность заместителя главного врача по хирургии.

Сегодня медицина стремительно развивается и формирует новые тренды. Областная клиническя больница — это город в городе, со своей жизнью, правилами и динамичным движением. И чтобы этот алгоритм работал как часы, необходим строгий контроль. Главный врач такого большого медицинского учреждения — это и менеджер, и клиницист, который должен уметь сориентироваться в современной ситуации, поддерживать в хорошем состоянии все структурные подразделения больницы. Главный врач — это и инженер, ведь в каждой больнице есть канализация, тепло, телефонизация, вода. Кроме того, главврач занимается и научной деятельностью.

Ж. Дильдабеков в своем плотном графике нашел время для читателей газеты «Южный Казахстан» и рассказал о краткосрочных и долгосрочных планах больницы.

— Жанболат Бердибаевич, вы вернулись в родную больницу спустя пять лет. Многое здесь за это время поменялось?

— Многое, и в лучшую сторону. В то же время и многое осталось на прежних позициях.

— Что вы имеете в виду, говоря о прежних позициях?

— Уровень медицины. Возможно, это было связано с пандемией. Так, например, в 2018 году на базе клиники провели три трансплантации почки. Но далее развития не было.

— С чего вы начали, когда получили назначение на должность главного врача ОКБ?

— В первую очередь начал с обходов. И не только отделений, но и кабинетов. Я должен был увидеть реальное положение вещей своими глазами. Можно сказать, заглянуть в каждый уголок. Основная цель этих ежедневных обходов, которые длились две недели, — оптимизация процесса и рациональное использование помещений и площади. То есть в больнице есть отделения с большой скученностью пациентов и отделения, где имеются свободные места.

Кроме того, был составлен график, и в течение месяца проводились встречи со всеми сотрудниками больницы, включая сантехников, сторожей, электриков и плотников. И каждая встреча протоколировалась.

Справка ЮК  За достижения в сфере медицины Ж. Дильдабеков неоднократно отмечался руководством области и неправительственными общественными организациями: Благодарственное письмо филиала НДП ЮКО «Нур Отан»; Почетная грамота управления здравоохранения Туркестанской области; «Посол здоровья» Туркестанской области; «Лучший врач-хирург» Туркестанской области; «Отличник здравоохранения» Министерства здравоохранения Республики Казахстан. Указом Президента Республики Казахстан награжден медалью «Халық алғысы».

— С какой целью вы проводили эти встречи?

— Необходимо было понять и выявить все внутренние проблемы. Это касается в том числе недостатка в кадрах, потребностей отделений, которые годами не могут быть удовлетворены. Спустя месяц все проблемы были вынесены на обсуждение администрации больницы, в итоге мы смогли максимально оптимизировать, в первую очередь, коечный фонд.

— Что конкретно поменялось?

— Мы добавили две койки экстренной травматологии. Ранее в больнице экстренной травматологии не было. Если пациент с травмами попадал в нашу больницу, помощь ему оказывали в полном объеме, но не было возможности оформления медицинской документации по профилю пациента. Теперь же такая возможность появилась.

Мы открыли четыре койки нейротравмы — на случай поступления в стационар экстренного пациента с черепно-мозговой травмой.

Далее. Койки нейрореанимации присоединены в состав инсультного блока. Ранее такие пациенты находились в общей реанимации. Мы отделили шесть коек от общей реанимации и внедрили в инсультный блок. Есть специально обученные реаниматологи, планируем повторное обучение по нейрореанимации. Кроме того, открыты две гинекологические койки в подростковой гинекологии.

— В этом есть необходимость?

— Да. Это насущная проблема. И ее я знаю не понаслышке. Будучи главным врачом Сайрамской центральной районной больницы, лично занимался проблемами подростковой гинекологии. И таких пациентов мы не могли отправить в ОКБ, потому что здесь не было коечного фонда. Дело в том, что гинекологией подростков до 18 лет никто не занимается в регионе. Поэтому совместно с руководством областного управления общественного здоровья было принято решение на базе нашей многопрофильной больницы открыть подростковую гинекологию. Теперь есть возможность принимать таких пациентов, лечить и при необходимости оперировать.

Еще оптимизировали два платных отделения. При отсутствии системы медицинского страхования платные отделения были рентабельными. Теперь же платная терапия и хирургия не окупают расходы: заработную плату, коммунальные услуги и другие расходы. В связи с этим десять коек платной хирургии мы расформировали по всем хирургическим профилям. То же самое с платной терапией. За счет оптимизации мы смогли расширить отделения, которые остро нуждались в дополнительном пространстве.

— Какие отделения самые загруженные?

— Нейроинсультный блок — это нейрохирургия, нейрореабилитация, неврология и инсультное отделение. Нейрохирургия переезжает на место платной хирургии. То есть обособлена. Здесь будет соблюдаться строгий санитарный режим и ограничены посещения. А место нейрохирургии займут стесненные отделения: неврология, нейрореабилитация и инсультное отделение. И две большие палаты займет нейрореанимация.

А за счет платной терапии расширится отделение гастроэнтерологии. В первую очередь, оптимизируя работу, мы думаем о пациентах и создаем для них комфортные условия для лечения. И, конечно, думаем о медицинском персонале. У них должны быть хорошая ординаторская, кабинеты для консилиума и так далее.

— Штатного расписания оптимизация коснулась?

— Да, штатное расписание пересмотрели. В штате больницы около 1900 единиц. Мы постарались грамотно оптимизировать и в результате 120 единиц сократили.

— Например.

— Сократили дежурного сантехника. Интересная ситуация сложилась: на дежурных лор-врача и кардиолога средств не было, зато был дежурный сантехник. Зачем? Ведь существует аварийная служба. Понимаете? Если вдруг происходит утечка, то можно перекрыть подачу и вызвать специалиста. Или, например, зачем нужны два-три ночных водителя? Освободившиеся штатные единицы заняли врачи-эксперты. Тем самым усилены внутренний мониторинг и служба поддержки пациентов.

У нас уже работают два эксперта-терапевта, эксперт-онколог и эксперт-хирург. Они проводят мониторинг и дают оценку лечения пациентов. Повышение качества медицинской помощи является одной из приоритетных задач современного здравоохранения. Контроль качества предоставления медицинской помощи осуществляется, в частности, путем проведения экспертизы качества медицинской помощи, которая предусматривает выявление нарушений при оказании медицинской помощи, в том числе оценку своевременности ее оказания, правильности выбора методов профилактики, диагностики, лечения и реабилитации, степени достижения запланированного результата.

У нас теперь есть отдел экспертов, которым руководит заместитель главного врача по контролю качества медицинских услуг Людмила Дмитриевна Цой. Чем лучше будет качество лечения, тем выше будет финансирование.

— Поделитесь долгосрочными планами больницы.

— Развитие трансплантационной службы. Главный хирург-трансплантолог Казахстана Болатбек Бимендеевич Баймаханов, директор института Национального центра хирургии имени Сызганова, в начале февраля посетил наш регион, и мы обговорили все важные моменты, связанные с трансплантологией. Я попросил содействия, и Болатбек Бимендеевич пообещал оказывать всестороннюю поддержку. И если будет необходимость, приезжать на операции.

В данный момент идет подготовка необходимой документации, планируем уже к лету начать операции по трансплантации органов.

Как только Болатбек Бимендеевич дал нам добро, я, по горячим следам, отправил своих специалистов на обучение в институт имени Сызганова. Это первая партия врачей, вторая в апреле поедет уже с медсестрами. От работы медицинских сестер многое зависит.

Особо отмечу, что необходимо очень тщательно подходить к отбору пациентов. Нам нужны не рекордные часы и рекордное количество пациентов, а качество и длительность жизни пациента.

Для нас это самые важные приоритеты. Будем усиливать работу регионального координатора, чтобы пациент не летел в Алматы или Астану, а получил помощь на месте.

— В больнице будет отдельное отделение трансплантологии?

— Нет. Трансплантология войдет в состав хирургического отделения. Хочу отметить, что как только наши специалисты в апреле пройдут обучение, мы уже в мае планируем провести операцию по пересадке почки, а уже с лета внедрять более сложные виды трансплантации.

Наша больница является донорским стационаром. К сожалению, посмертное донорство в нашей стране очень слабо развито. Знаете, некоторые родственники боятся тело покойного даже в морг отдавать, считая, что там изымут все органы. Но это большое заблуждение. По медицинским показаниям, трупным донором может считаться только тот пациент, у кого зафиксировали смерть головного мозга. После остановки сердца органы пересадить нельзя.

Я общаюсь с коллегами из Саудовской Аравии, Ирана и Турции, они говорят, что у них такой проблемы нет и посмертное донорство хорошо развито. Наши люди, видимо, еще не готовы к этому.

СПРАВКА «ЮК» Отделение трансплантологии войдет в состав хирургического отделения. После того как специалисты областной клинической больницы в апреле пройдут обучение, в мае планируется провести операцию по пересадке почки, а уже с лета внедрять более сложные виды трансплантации. ОКБ является донорским стационаром.

— Возможно, потому что очень мало информации на данную тему?

— Да, мало информации. Я являюсь главным трансплантологом области, в мае планирую провести совещание среди главных врачей с участием специалистов управления общественного здоровья Туркестанской области и дать максимальную информацию по данной теме. Каждый гражданин Казахстана имеет право дать тайное согласие на изъятие органов после своей смерти. Этот список не оглашается, и никто об этом не узнает. Доступ в базу есть лишь у нескольких специалистов, и только после смерти данного человека.

Но, к сожалению, в Казахстане 80% приходится на родственную трансплантацию и только 20% на посмертное донорство. Это неправильный показатель. Должно быть наоборот.

— Почему?

— Потому что родственная трансплантация подвергает риску еще и донора.

— Повышению уровня районных больниц сегодня в области уделяется особое внимание. Значит, у ОКБ отпадет необходимость в лечении простых заболеваний и проведении несложных операций?

— Да, постепенно районные больницы полностью возьмут на себя таких пациентов. Какая необходимость в том, чтобы пациента, например, с паховой грыжей везти из Жетысая в нашу больницу на операцию? Его прооперировать можно на месте. Такие случаи не единичны. И наши врачи вынуждены заниматься этими пациентами и тратить свое время на них вместо того, чтобы помогать людям с более серьезными заболеваниями. Уверен, что в ближайшее время ситуация изменится и районные больницы поднимут свой статус. Управление общественного здоровья Туркестанской области, со своей стороны, обеспечивает всем необходимым и проводит обучающие мастер-классы.

Тем более что есть яркий пример того, что это возможно.

— Знаю, что, когда вы возглавляли Туркестанскую городскую больницу, а затем Сайрамскую центральную районную больницу, пациенты из этих районов не поступали в ОКБ. Им оказывалась помощь на местах.

— Я всегда говорю главным врачам районных больниц, что они должны поднимать свой статус и свой авторитет. Должны сами учиться и обучать других. Не должно быть монополистов, как раньше. Всегда должны быть дублирующий специалист и взаимозаменяемость.

— Почему пациенты рвутся на лечение в областную клиническую больницу?

— Потому что присутствует недоверие к местным врачам. Между тем в районных больницах есть высококвалифицированные специалисты. И статус районных больниц можно и нужно поднимать. И тогда людям не надо будет преодолевать тысячи километров, чтобы получить помощь.

Будучи за рубежом по работе, отметил, что сельская медицина находится на таком же уровне, как и городская. Квалификация врачей высокая, и жителям нет необходимости выезжать для лечения в другую местность.

 

 

Татьяна Бурдель

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *