Женщина, знай свое место!

1 Авг 2022 10:22
Количество просмотров: 808

С начала года сразу несколько жутких преступлений, связанных с насилием в отношении женщин и детей, произошло в Ордабасинском районе. Отчим изнасиловал падчерицу, муж забил до смерти жену на глазах у несовершеннолетних детей, молодой мужчина надругался над маленьким мальчиком, приехавшим в гости к соседям. Уровень жестокости зашкаливает! Неделями не уходили эти новости из криминальных хроник. Сколько судеб искалечено навсегда! Жизнь этих людей уже никогда не будет прежней. А можно ли было предотвратить эти жестокие преступления, что делается в районе для профилактики семейно-бытового насилия, защиты прав женщин и детей, насколько сегодня защищены жертвы домашнего насилия? Чтобы выяснить это, еду в командировку.

В Темирлановке в новом здании районной полиции, сданном совсем недавно после капитального ремонта, меня встречает инспектор по защите прав женщин Г. Бекбаева, назначенная на должность в мае прошлого года. Для нее это новая сфера, она работала в правоохранительных органах, но в другом направлении.

Г. Бекбаева.

Первое, что Гульсин сделала, приступив к работе, через СМИ и социальные сети обратилась к жителям с призывом не бояться сигнализировать о проблемах.

Нужно знать свои права и отстаивать их. Номер 150 — круглосуточная национальная телефонная линия доверия — для детей, молодежи и людей, подвергшихся насилию, а также свой личный, на который можно звонить вне зависимости от времени суток, она попросила вывесить во всех школах и общественных местах. И реакция последовала.

А. Дайрабаева призывает женщин защищать свои права.

Сначала одна сельчанка позвонила проконсультироваться, затем вторая, третья и так далее. Женщины передают друг другу номер сотового инспектора, задают интересующие их вопросы.

Участковый Ж. Жолдас.

С первого же дня Г. Бекбаева стала анализировать, где наиболее проблемные участки. Как оказалось, лидирует по количеству правонарушений, связанных с семейно-бытовым насилием, сельский округ Шубарсу. Это самый густонаселенный аульный округ, в котором в основном живут люди, в свое время переселившиеся из Узбекистана и других стран. И именно там совершено одно из преступлений, указанных выше. Нужно отметить, что с начала года по району от женщин поступило 79 обращений, в суд направлены обращения по 65, в том числе по Шубарсу — 13. Защитных предписаний выписано 75, по Шубарсу — 27. По словам Гульсин, сегодня на учете состоят семь неблагополучных семей. Именно этому округу и уделяет она в своей работе повышенное внимание.

Ее главный помощник в работе представитель службы социально-психологического сопровождения семьи А. Курмашева. Как правило, они вместе выезжают в семьи, нуждающиеся в защите. Айнур — уже настоящий психолог, она знает, как нужно разговаривать с жертвами домашних тиранов.

Тесную связь Г. Бекбаева держит и со школьными психологами. Так, например, к ней обратилась психолог из Шубарсу, которую насторожил рисунок старшеклассницы. Гульсин сразу же вышла на мать девочки, выяснилось, что та с супругом часто ругается при детях, оба безработные. По словам женщины, ее муж не бил, но каждый день морально над ней издевался. Семью взяли на контроль. Мать с тремя детьми полгода прожила в кризисном центре. За это время супруг одумался, сделал выводы, устроился на работу. Женщина его простила, и сейчас они живут вместе.
Эту семью мы и решили навестить с инспектором по защите прав женщин. Причем поехали туда без предупреждения. Домик расположен на самой окраине Шубарсу, в районе новостроек. Утопая в пыли, мы все же до него добрались. Дверь открыла хозяйка, которая пришла на обед домой, чтобы покормить детей. Асия Дайрабаева (имя и фамилия изменены автором) тоже устроилась на работу. Рядом возводят школу, там она работает поваром, готовит еду строителям. Супруг работал там же охранником, но сейчас временно остался без работы. Семья живет на одну зарплату в 100 тысяч тенге. Спят супруги и их трое детей и зимой, и летом на земляном полу. В доме, который принадлежит родственникам, чувствуется запах сырости. Продуктов на кухне, кроме хлеба и макарон, мы не увидели. Но мать заверила, что приносит еду с работы. И женщина, и ее дети в один голос утверждали, что отец больше не затевает скандалов. Урок пошел ему на пользу, мужчина присмирел.

— Большинство женщин старается не выносить сор из избы, — говорит Асия. — Ұят болады, считают они и годами терпят насилие. И я такой же была, но теперь понимаю, что не нужно мириться с насилием. Ты у себя одна! Найти бы сейчас супругу работу и решить проблемы с жильем. Один благотворительный фонд поставил нас в очередь на обеспечение жильем. Надеемся, что наша мечта когда-нибудь осуществится.

В этом доме моральное насилие остановить удалось.

Очень тяжелым в эмоциональном плане для меня было посещение семьи в селе Ынталы, где совсем недавно произошло огромное горе. Четверо детей, самому младшему из которых всего девять лет, потеряли любимую маму, а отец, подозреваемый в убийстве, находится под арестом. Опеку над ними сейчас оформляют бабушка и дедушка. Старики отводят взгляд, но видно, что сердце у них разрывается от боли. Все родные стараются окружить детей заботой, но ведь материнскую любовь ничем не заменишь. Дети отдохнули в лагере, с ними постоянно работают психологи. Вниманием они не обделены. Видно, что бабушка и дедушка души не чают во внуках.

Свекровь убитой женщины старается не вспоминать тот злополучный день. Ей поздно ночью позвонили внуки, так как живут они неподалеку. Женщина жалеет, что не вызвала в тот день полицию, возможно, трагедии удалось бы избежать. Но она даже предположить не могла, что все так обернется, думала, что сможет самостоятельно утихомирить сына, в которого как будто бес вселился. До сих пор не понимает, как ее сынок, который в детстве был ласковым и добрым, стал настоящим зверем. Ей очень больно, так как потеряла она и невестку, которую любила как дочь, и сына, которому теперь грозит огромный срок. По словам женщины, сноха не жаловалась на жестокое обращение, но родственникам, оказывается, говорила. Почему же они молчали? Почему сразу не сообщили? Так, к сожалению, и бывает во многих случаях. Все вокруг знают, что женщина подвергается насилию, но предпочитают не вмешиваться, а у самой жертвы не всегда находятся сила и воля защитить себя.

К. Есенбекова.

Старшая внучка, любимица деда, — настоящая рукодельница. Благодаря вышиванию бисером ей удается хоть ненадолго отвлечься. Она помогает родственнице и шьет украшения для камзолов, национальных головных уборов. Девочка поделилась, что мечтает стать в будущем известным дизайнером.

Выйдя из этого дома, направляемся в полицейский пункт в Шубарсу, где нас встречают участковые. Все как на подбор молодые ребята, которые работают здесь по полгода, году. По их словам, вызовы поступают часто, но почти все женщины в итоге прощают мужей и отказываются писать заявления. Те на какое-то время успокаиваются, а потом опять начинают буянить. Участковые выписывают защитные предписания, в течение месяца периодически звонят, интересуются, соблюдаются ли они. В случае необходимости передают данные о семье инспектору по защите прав женщин для постановки на учет.

Удалось встретиться нам и с председателем женского совета сельского округа Шубарсу. Ведь на общественные организации тоже возлагается большая роль в этом вопросе. Последние семь лет эту общественную организацию возглавляет К. Есенбекова. Женщина отметила, что проблему бытового насилия держит на контроле, часто выступает в роли медиатора и лично при ее участии сохранены десять семей, которые были на грани развода. И сегодня это вполне благополучные и счастливые семьи. Одни супруги из-за семейных конфликтов хотели развестись, но после того, как сели за стол переговоров, обговорили все условия, помирились.

К. Есенбекова подчеркнула, что, как показывает практика, в основном семейно-бытовое насилие имеет место в семьях, где употребляется спиртное. Или есть экономические, финансовые проблемы. Безработный муж начинает придираться к жене, напивается, отбирает деньги, ревнует. Десять дней назад одна женщина обратилась за помощью, ее вместе с детьми выгнали из дома. После переговоров удалось семью воссоединить, и сегодня у них все нормально.

Трагедии можно было избежать.

— К нам за невестами приезжают со всей округи, — с гордостью говорит К. Есенбекова. — Потому что наши девушки очень воспитанные, работящие, дисциплинированные. А свекрови у нас строгие, возможно, иногда чересчур. Парни привозят невест из других районов, бывает, что случаются конфликты.
Считаю, что закон должен быть очень строгим, чтобы люди боялись его нарушать. Тогда и будет порядок. И мужчина, прежде чем ударить жену, сто раз подумает. Со школьной скамьи детям нужно объяснять, что закон и правопорядок превыше всего, большое внимание уделять воспитанию детей. А то сегодня многие родители в погоне за деньгами этому вопросу не уделяют должного внимания. А еще нужно анализировать причины разводов. Почему распадаются браки и что нужно делать для того, чтобы бракоразводных процессов было меньше.

Если честно, после общения с К. Есенбековой сложилось мнение, что и она очень строгая свекровь. И цель ее, в первую очередь, воссоединить семью, чтобы дети не росли без отца. А ведь намного важнее, как дальше будут вместе жить супруги, прекратится ли насилие в семье, перестанет ли глава семейства издеваться над женой и детьми. Каламкас подтвердила негласное правило, которое действует в большинстве семей Шубарсу: по вторникам женщинам запрещается ходить на базар, в гости. О нем, кстати, слышала давно. На дворе двадцать первый век, а здесь такая традиция, которую и толком-то никто не может объяснить. Просто так принято.

Бьет, значит, любит, считают местные жители.

Выезжая из Шубарсу, увидела на обочине дороги женщин, торгующих яблоками, персиками, помидорами и огурцами со своего огорода. Провела небольшой опрос. Все как один ответили, что женщину можно побить за чересчур длинный язык, неправильные поступки. То есть это они считают вполне нормальным. После моих доводов о том, что все вопросы можно решить путем переговоров, не распуская рук, не повышая голоса, что в современном обществе не должно быть места насилию, рукоприкладству, некоторые продавщицы задумались и согласились, а также, на всякий случай, записали номер телефона инспектора. Мужчина, слушавший наш разговор, признался, что раз в два месяца поколачивает жену, скажем так, для профилактики, чтобы была как шелковая. «Так делают все», — был его ответ. Но, покрутившись немного рядом, купил килограмм персиков: «Жену порадую!»

Больше всего в семьях, где есть абьюзер, страдают дети.

Все, с кем мы общались в течение дня, признают, что менталитет играет большую роль. В аулах так принято, что женщина должна знать свое место и стоять на ступеньку ниже, чем мужчина. Но ведь права равны, и их никто не вправе нарушать. И ни в коем случае нельзя молчать, если тебя кто-то притесняет, унижает и тем более избивает. Не нужно слушать, когда говорят, что «сама выбрала мужа, теперь терпи». Гульсин и Айнур на весь район не хватит, поэтому сельчанки в первую очередь сами должны обращаться в правоохранительные органы, чтобы не допустить большой беды.

Пока верстался номер, стало известно, что в Темирлановке открылся центр социальных услуг, в нем один кабинет выделили для того, чтобы сюда могли обращаться жертвы бытового насилия. Здесь им окажут психологическую и правовую помощь. Очень хочется надеяться, что появится в скором будущем в районе и кризисный центр, открытия которого добивается служба социально-психологического сопровождения семьи. Пока же женщин с детьми везут в Шымкент или Туркестан, где такие центры действуют.

 

Салтанат Абдижаппарова

Фото автора

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *