Жизнь без насилия

1 Мар 2023 10:41
Количество просмотров: 1861

ПРОБЛЕМА НАСИЛИЯ В СЕМЬЕ РЕШАЕТСЯ В ТУРКЕСТАНСКОЙ ОБЛАСТИ КОМПЛЕКСНО

Насилие в семье, жертвами которого в основном становятся женщины, — общемировая проблема в области прав человека, охраны здоровья и социального благополучия.

Положение в нашей стране и области не лучше и не хуже. Проблема у нас имеет свою специфику и решается в тесном сотрудничестве с общественными организациями и международными фондами. В Туркестане был организован специальный семинар для журналистов по правильному освещению проблем семейного насилия.

Б. Тажибаев, заместитель акима Туркестанской области:

— Защитить права матерей и детей, создать все условия для нормальной жизни семьи — большая задача. Издревле казахи — это нация, которая дорожит девочками и уважает матерей. Эти традиции передаются из поколения в поколение.

Однако насилие в отношении женщин становится актуальной проблемой в современном мире. Борьба с ним ведется совместно с фондом народонаселения ООН. Мы работаем над адаптацией межведомственных механизмов. В 2021 году опыт Туркестанской области был продемонстрирован на встрече представителей нескольких стран Средней Азии. Он вызвал интерес соседних государств.

В 17 городах и районах Туркестанской области открыты центры поддержки жертв насилия. Будем укреплять сотрудничество и вместе работать над тем, чтобы наши женщины не знали насилия.

Г. Медеуов, заведующий отделом социально-психологического сопровождения акимата Сайрамского района:

— Сложность семейной обстановки определяется демографическими и культурными особенностями нашего района. Сайрамский, даже после разделения, остается одним из самых густонаселенных районов области. Здесь живут более 220 тысяч человек. Половина узбеки. Национальный менталитет и традиции сильно влияют на семейные отношения. К сожалению, не с лучшей стороны. Девочки рано выходят замуж. Многие вещи, само собой разумеющиеся для современного общества, они просто не могут понять. Точнее, им не дают такой возможности. Становясь жертвой семейного насилия, они психологически не готовы обратиться за помощью к посторонним людям. В махалле высшая инстанция — авторитетные старики. Мы учитываем это в своей работе. Ведем с ними разъяснительную работу. Чтобы они поняли, что бытовое насилие — это социальное зло. Что, загоняя проблему вовнутрь, они ее только усугубляют.
Звучит дико, но в XXI веке приходится объяснять, что женщина тоже человек, а не домашняя работница. Что у нее все права гражданки нашей страны.

Бытовое насилие происходит в основном со стороны мужчин. В их обыденном мышлении женщины — люди второго сорта. Без мужчины ничего не могут. В советах старейшин женщин очень мало. В Карабулаке, где 60 тысяч населения, в совете только две женщины. Представляете, какой у них авторитет?! Они очень грамотные, активные. Мы на все случаи бытового насилия стараемся их привлекать. Чтобы они объяснили, что власть может реально помочь.

Надо отметить, что с каждым годом к нашей работе относятся с большим пониманием. Главное условие — деликатность. Ведем активную просветительскую работу, пропаганду. Люди должны знать, что государство всегда поддержит — в социальном, бытовом, юридическом, психологическом плане. Для многих женщин это новость.

Ведем разъяснительную работу среди старейшин: объясняем, что давайте не будем доводить до суда, разберемся сами.

Если супруги обратились в суд за разводом, на второй день заявление поступает к нам. Начинаем разбираться. Приглашаем и мужа, и жену. У нас есть несколько дней, чтобы решить проблему, не доводя до суда. Выясняем причины. Часто бывает, что это накопившиеся бытовые мелочи, непонимание между супругами. Мы объясняем ценность семьи, важность воспитания детей примером родителей. Психолог работает с обоими. Успех 50 на 50. Но ведь каждый случай, когда удалось сохранить семью, важен.

Когда конфликт зашел далеко, работаем с родителями.

Чаще всего причина в семье мужа. Молодой снохе в доме его родителей устраивают форменную дедовщину. В роли старослужащего свекровь: «Я через это прошла, теперь пусть молодая почувствует, что это такое».

Логика странная, но, увы, живучая. Она проецирует проблему на следующие поколения. К работе с особо рьяными свекровками привлекаем советы матерей, авторитетных в махалле людей.

Объясняем: дайте возможность молодым развиваться, показать себя.

В нашей мусульманской культуре большая проблема — раннее замужество. 10 классов окончила — и замуж. На следующий год — ребенок, через год — второй и т. д. В результате у женщины к 30 годам нет ни образования, ни работы. Она полностью зависит от мужа. Он зарабатывает. Старики поддерживают статус кво. Деваться некуда. И это лучший вариант. Худший: рано или поздно муж потребует от нее привести ему вторую жену. Некоторые имамы так их настраивают: мужчина — хозяин, значит, давить, а не обеспечивать и оберегать. Какая женщина на такое добровольно согласится? Со специалистами КНБ работаем, с сельскими имамами. Проводим семинары, разъясняем, что не надо пугать, надо давать положительный настрой, чтобы мужчины уважали матерей своих детей. Эта работа дает результаты.

Суицид — проблема всего мира. У нас она тоже имеет свою специфику. Из последних 8 случаев пытались покончить с собой один казах — из-за невозможности выплатить кредит, один русский — спьяну. Обоим помогли найти выход из ситуации. В остальных случаях узбеки — на почве семейных проблем.

Типичная ситуация — женщина отравилась уксусом. Просила мужа отдать дочь замуж. Он отказал: жених из бедной семьи. От просьб жены и дочери просто отмахнулся. Жена чуть не умерла, дочь на грани самоубийства. Чего он добился?

В Карабулаке каждый год происходит до 30 самоубийств и 200-300 случаев семейного насилия. Это только те, жертвы которых обращаются к нам.

Особое внимание мы уделяем деятельности деструктивных религиозных сект. Семейные отношения — в фокусе их интересов. В такие секты попадают из-за религиозной неграмотности. Одну женщину к нам привели подруги. Ей 32 года, четверо детей. Муж бьет, но хорошо зарабатывает. Возможно, терпела бы и дальше. Но у обычного домашнего тирана возросли запросы.

Появились друзья нетрадиционного вероисповедания. Убедили, что одной жены мало: «надо, чтобы наш народ рос; и кому, как не тебе; такие, как ты, должны иметь много жен» и пр. Довел жену до крайности. Она пожаловалась подруге. А той рассказали, что в райакимате есть служба социально-психологического сопровождения, которая может реально помочь. Начали работать с семьей. Выяснилось, что мужа обрабатывает секта исламистов. Им как раз нужны зажиточные мужики как источник финансирования. Мы пригласили образованных имамов. Провели несколько бесед. Они по полочкам разложили мужчине все вранье самодеятельных проповедников. Семью восстановили. Вопрос с дополнительными женами отпал. С сектантами стали работать КНБ и полиция.

Женщины, получившие помощь сами, помогают другим. Одна из тех, с кем мы работали, сегодня успешная бизнесвумен. После развода с мужем через отдел предпринимательства акимата получила грант на открытие своего дела. Сейчас у нее работают четыре женщины, пострадавшие от семейного насилия.

Для многих женщин в сельской местности открытие, что у них есть права. Разъясняем. Даем бесплатные юридические советы. Договорились с областной юстицией — получаем информацию по практикующим адвокатам. Они обязаны оказывать бесплатные услуги жертвам бытового насилия. Это оплачивается государством.

К. Бекенова, исполнительный партнер Фонда народонаселения ООН по Туркестанской области и Шымкенту, советник Ассоциации деловых женщин Туркестанской области:

— В 2017 году в нашей области по инициативе Генпрокуратуры и Национальной комиссии по делам женщин и семейно-демографической политике при Президенте РК началась реализация проекта «Казахстан без насилия в семье». Первоначально в Сарыагаше и Шымкенте были созданы службы социально-психологического сопровождения пострадавших от бытового насилия. Работа начиналась с нуля. Проект поддержали фонды ООН по народонаселению и делам женщин.

Начали с обучения работников всех задействованных госструктур: прокуратуры, медицинских, социальных и полицейских учреждений. Проект из пилотного очень быстро вырос в полноценный социальный институт, оказывающий серьезное влияние на общество.

Акимат Туркестанской области поддержал создание таких служб в каждом районе. Их специалисты вместе с полицией выезжают на все случаи насилия. Службы социально-психологического сопровождения (СПС) работают по принципу одного окна. Пострадавшим от насилия не надо бегать по учреждениям. Отработано межведомственное взаимодействие.

Пока не было СПС, жертвы насилия в семье в крайних случаях обращались в полицию. Результативность таких обращений низкая. Не потому, что полиция работает плохо. А потому, что проблема гораздо шире, и решить ее только силовыми методами невозможно в принципе. Не только у нас, во всем мире традиционно считается, что это нельзя выносить за пределы семьи.

Благодаря проекту растет понимание того, что насилие в семье — это проблема всего общества. Его социального здоровья. Люди не боятся теперь обращаться за помощью. Знают, что насильников накажут, а им помогут. Повышается грамотность — правовая, финансовая. За шесть лет проект значительно расширился и углубился. Расширяется сеть приютов для пострадавших от насилия.

Он уникален тем, что ориентирован на сельскую местность. Такого нет больше нигде в стране. Помощь максимально приближена к нуждающимся в ней. Огромную помощь нам оказывает управление социальной защиты области, его руководитель Асия Темирбаева относится к работе с душой. Борьба с семейным насилием — это работа на будущее страны. От привычного всем реагирования только на тяжелые проявления и последствия мы переходим к упреждению.

Долгое время люди оставались один на один с проблемой насилия в семье. Проблемы нарастали. Государство подошло к их решению стратегически. Так и должно быть.

По инициативе акимата Туркестанской области разработана коммуникационная стратегия по каждой целевой группе. Проводятся регулярные тренинги для журналистов.

С. Сабитова, национальный эксперт Фонда народонаселения ООН:

— Если посмотрите телепередачи, посвященные теме семейного насилия, чаще всего сюжеты об этом из Туркестанской области. Когда в 2017 году открыли службу социально-психологического сопровождения в Сарыагаше, за полгода в нее обратились только 47 человек. Хотя, по статистике Генпрокуратуры, самое большое количество случаев насилия регулярно фиксировалось именно здесь. У нас даже была мысль: а не зря ли все это затеяно? Потом мы поехали в аулы с тренингами, лекциями, помощью. В 2020 году в службу обратились более 800 человек. И это только серьезные случаи.

Пострадавшие приходят сами, иногда их направляют сотрудники медучреждений, школ, полиции. Кризисные центры с приютами открыты в Шымкенте, Туркестане, Сайраме, Ленгере, Келесе. Отработано межведомственное взаимодействие. Совместным приказом Минздрава и Минсоцзащиты в 2016 году установлены стандарты восьми социальных услуг, оказываемых центрами. СПС координирует межведомственное взаимодействие.

Есть ошибочное мнение, что бытовое насилие от бедности: нет денег, муж пьет и прочие стереотипы нищеты. Практика показывает, что бедность, скорее, сплачивает семьи. Насилия больше в среде богатых, где мужчина — полный хозяин положения. В его руках — контроль и власть. Он даже не думает, что нарушает права жены и детей. Подчинить себе все вокруг — его цель. Раздутое эго — его психологический источник. Это не проблема достатка или социального статуса, проблема личности.

Из десяти семей, в которых было насилие, в восьми дети повторяют это в своих семьях. Это уже проблема общества.

Мой почти сорокалетний опыт работы показывает, что главный источник насилия в семье — свекровь. Свою забитую молодость она воспроизводит на снохе. Оправдывается это вековыми традициями, менталитетом, религиозными канонами, просто вздорным характером. Но сейчас не XVI век. В обществе другие ценности. Муж-насильник должен восприниматься всеми окружающими как недопустимое отклонение от общепринятой нормы, как социальная аномалия.

Мы, к сожалению, утратили опыт советской власти, достаточно успешно боровшейся с бытовым насилием. Были задействованы эффективные рычаги — женсоветы, парткомы, вся мощь пропаганды. Велась всеобъемлющая просветительская работа. Сейчас всем этим занимаются общественные организации. Их активисты проявляют настоящий героизм. Но нужна система.

Развитие и укрепление государственной сети СПС — первый шаг к ее созданию в общенациональном масштабе. Задача такой системы госорганов и общественных организаций — предотвращать семейное насилие, чтобы не бороться потом всем миром с его последствиями.

Статистика МВД, прокуратуры по уголовным делам фиксирует уже результаты запущенного процесса. И далеко не в полной мере. На самом деле каждая третья женщина в нашей стране пережила насилие.

Что женщина ищет в браке? Безопасность. Любовь она может получить и без него. Если этого нет, нет и семьи. Но пожаловаться на мужа-насильника почему-то уят. Хотя об этом знает весь аул. Обратиться за помощью стыдно, а ходить в синяках — нет. Окружающим тоже не стыдно знать об этом. Где социальная ответственность родных, друзей, односельчан? «Не мое дело, дело семьи» — ложная позиция и социально опасная. Это не внутреннее дело семьи, это государственное дело.

Проблема семейного насилия гораздо шире, чем только проблема взаимоотношений мужа и жены.

Наши исследования показали, что из 100 инвалидов 98 терпят насилие. Им необходима помощь, а они физически не могут даже обратиться за ней. Социальные работники посещают их только периодически. Представьте: инвалида надо поднять, усадить в кресло и т. д. Необходимо ему это постоянно. Сын, сноха вынуждены постоянно находиться с ним. Работать не могут, живут на его пособие максимум в 70 тысяч всей семьей с детьми. Это вынужденное насилие. Инвалид и члены семьи нуждаются в помощи, трудоустройстве. И все это только малая часть проблем.

Необходимо прививать семейные ценности непрерывно: в детском саду, школе, институте. У современной молодежи совсем другой уровень грамотности, осведомленности о своих правах.

Психологическое насилие у нас вообще не считается таковым. Даже юридически. А его испытывает каждая вторая женщина.

Не решена проблема борьбы с семейным насилием и на законодательном уровне. Если женщину избил посторонний человек — это уголовное преступление, если муж — административное правонарушение. Для возбуждения уголовного дела надо, чтобы он нанес жене тяжкие телесные повреждения. Пробелы в законе позволяют насильникам чувствовать себя безнаказанными.

В 2019 году в УК РК наконец-то ввели норму, исключающую примирение сторон по преступлениям, связанным с сексуальным насилием. Так же надо шаг за шагом привести в соответствие с требованиями жизни законодательство по семейному насилию.

Семья по закону — муж, жена и дети. По традиции — все родственники мужа. Свекровь может выгнать сноху с детьми из дома, а ей прийти к своим родителям — позор. Все эти атавизмы патриархата, казалось бы давно забытые, снова в тренде. Преодолеть их можно только усилиями всего общества.

Работа прессы по профилактике семейного насилия не удовлетворяет потребностей времени. В большинстве случаев публикации в СМИ только констатация преступления или сообщения о прошедших мероприятиях. Как комментарии к спортивным состязаниям. А должны рассказывать о реальных проблемах и работе, которую ведет общество. Все начинается с семьи. Чем больше крепких семей, тем крепче государство. Если нет патриотизма в семье, то как мы воспитаем патриотизм в стране?

* * *

Эксперты отмечают, что в Туркестанской области сегодня сталкиваются две взаимоисключающие парадигмы развития семейных отношений — традиционная и современная. От всех нас зависит, насколько быстрым и безболезненным для общества будет процесс их взаимодействия.

 

Игорь Лунин

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *