Золотое руно академика Укбаева

24 Июн 2022 12:34
Количество просмотров: 477

В Арыси недавно прошла небольшая выставка товаров местных производителей. Мое внимание сразу же привлек стенд с каракулем. Была приятно удивлена: неужели в нашей области еще есть энтузиасты, которые занимаются каракулеводством?

Ведь большинство ранее существовавших каракулеводческих хозяйств переориентировалось на производство мяса. Как оказалось, есть. Это крестьянское хозяйство «Каракуль», которым руководит Р. Шамекенова, доктор сельскохозяйственных наук, профессор, лауреат Государственной премии Республики Казахстан. В хозяйстве проводят работы по селекции и не теряют надежды возродить былую славу казахстанского каракулеводства.

Там же на выставке я познакомилась с удивительным человеком, который всю свою жизнь посвятил каракулеводству, — с академиком Национальной академии наук РК, доктором сельскохозяйственных наук, профессором, лауреатом Государственной премии СССР, лауреатом Государственной премии РК Х. Укбаевым. Человеком необычной судьбы, внесшим огромный вклад в развитие каракулеводства.

Х. Укбаев и Р. Шамекенова.

Через тернии к звездам

Будущий академик родился в селе Байбек Астраханской области 10 октября 1937 года. Трудовой пусть маленького Хисемидуллы начался, когда он учился в четвертом классе. Его семья осталась без главы семейства — отец погиб на войне. Хисемидулла был старшим из детей и стал помогать маме. Сначала он охранял посевы колхоза, а потом работал дневным пастухом коров.

В школе всегда учился хорошо. О чем говорит тот факт, что уже после седьмого класса ему доверили должность помощника бухгалтера колхоза.

Он мог бы остаться после учебы в школе в родном колхозе, но у молодого человека было огромное желание получить высшее образование.

«Окончив восьмой класс, я поехал в село Сафоновка Атырауской области. Там учили детей, чьи родители погибли на войне. Их бесплатно кормили и одевали, — вспоминает Хисемидулла Ыскакович. — Но мне сказали, что так как я родился в России, меня не могут взять на бесплатное содержание, а могут только предоставить общежитие. Тогда мама сказала, что может мне ежемесячно выделять 30 рублей из 72 рублей пособия, которое она получала на детей. В то время на один рубль я мог себе позволить купить только 700 граммов черного хлеба».

Однако трудности не испугали будущего академика, желание получить высшее образование было сильнее голода. Но после окончания школы его мечта вновь отдалилась из-за болезни матери. Пришлось продолжить трудовую деятельность, чтобы прокормить семью. Кем только ни довелось работать: и помощником бухгалтера, и бухгалтером, и заведующим библиотекой, и по совместительству заведующим хозяйственной частью, и киномехаником.

Каракулеводство Казахстана берет свое начало в 20-ых годах прошлого столетия. Овец завозили из Узбекистана и Туркменистана. Применяя чистопородное разведение и скрещивание с местными грубошерстными овцами уровень поголовья к 90-ым годам достиг 6,2 млн. голов, с ежегодным производством 2-2,5 млн. шкурок, и занял ведущее место в производстве каракуля в мире.

И только в 1958 году он поступил на заочное отделение Саратовского государственного зооветеринарного института.

Хисемидулла Ыскакович всегда выделялся своими способностями к учебе и кипучей энергией.

«Он и сейчас в свои 85 лет продолжает заниматься наукой. Встает в четыре часа утра и работает. Своей энергией заряжает всех вокруг. Очень любит свою работу, у него много еще идей и разработок», — рассказывает супруга Р. Шамекенова.

Рабига Дарушевна не только любящая и любимая супруга, но еще друг и соратник Хисемидуллы Ыскаковича.

В колхозе «Ердниевский» он организовал комсомольцев для стрижки овец, сам освоил методику электромеханика и стал чемпионом хозяйства. Его заметила главный зоотехник хозяйства, специалист-каракулевод. Ф. Мохова, которая направила работать зоотехником фермы.

Так начался путь Хисемидуллы Ыскаковича в каракулеводстве. Много было на этом пути достижений, открытий, даже разочарований. Но он продолжал научные изыскания и совершенствовал свои знания.

В древнегреческой мифологии есть красивая легенда о золотом руне. Волшебная шкура барана охранялась драконом в роще Ареса, откуда была похищена и увезена в Грецию аргонавтами под предводительством Ясона. Золотое руно для древних греков было символом благоденствия и богатства. И доля правды в этом есть.

«Моей мечтой всегда было приехать в Казахстан и создать новую породу овец, — рассказывает Х. Укбаев. — И мечта сбылась. В 1974 году в совхозе «Кзыл Ту», где разводили казахских курдючных овец, мы начали работу по созданию стада, близкого по экстерьеру к курдючным овцам с мясо-сальной продуктивностью, при этом ягнята имели бы при рождении смушковое направление с расцветками сур и каракулевыми завитками».

Стоит отметить, что по второму направлению работа завершилась в 1991 году. Каракульские шкурки были представлены на ВДНХ и высоко оценены специалистами. Главный комитет выставки удостоил Х. Укбаева Большой золотой медали ВДНХ.

«Мы продолжили работу по первому направлению, — говорит Х. Укбаев. — В 1998 году межведомственная комиссия экспертов апробировала стадо, и Министерство сельского хозяйства Казахстана утвердило новую породу — «Атырауская порода курдючных овец смушково-мясо-сальной продуктивности». Если честно, я бы хотел, чтобы она носила название «казахская порода».

Коллектив авторов в 2005 году стал лауреатом Государственной премии РК в области науки, техники и образования.

Много сил и времени Х. Укбаев отдал совершенствованию каракульской породы. Под его руководством в Атырауской области были созданы «Гурьевский тип серых каракульских овец голубой расцветки», «Казахский внутрипородный тип окраски сур», в ЮКО — «Баиркумский заводской тип бухарского сура серебристой расцветки», «Сырдарьинский заводской тип серых каракульских овец голубой расцветки».

Селекционеры-каракулеводы выводили новые породы. Одну удивительнее другой, с уникальным окрасом: золотым, платиновым, розовым и даже бирюзовым оттенками. Самым дорогим считается сур — это неравномерное распределение пигмента по длине волоса, именно этот окрас имеет наибольшее разнообразие оттенков.

Для создания новых типов он лично привозил овец из разных стран.

Хисемидулла Ыскакович о каракулеводстве знает все и на любимую тему может говорить часами. Лично я, благодаря рассказам академика, узнала много нового и интересного.

Например, не знала и была очень удивлена тем, что у каракулевых африканских овец корни из Средней Азии.

«Германия в 1903 году вывезла 10-15 овец из Средней Азии в Южную Африку для скрещивания с грубошерстными овцами. Тогда железную дорогу только подвели к Арыси, и немцы до Арыси перевозили овец на верблюдах, — рассказывает Хисемидулла Ыскакович. — Приезжали они еще в 1907 и 1910 годах. Сегодня южноафриканский каракуль экспортируют в Данию по цене около 240 долларов за шкурку, а каракульчу продают в два раза дороже».

Быть или не быть?

Интенсивное внедрение научных разработок позволило увеличить поголовье каракульских овец в КазССР до 6,5 миллиона, а ежегодное производство каракульских шкурок — до 2,5 миллиона. Причем продавали шкурки только за золото в зависимости от цен на драгоценный металл и качества товара. Стоимость варьировалась от 9 граммов золота за шкурку.

Были институт каракулеводства, племенные хозяйства, каракулевый завод… Все это было, и все это работало на экономику страны, пополняя золотой запас страны.

Но после распада СССР каракулеводство тоже стало разваливаться, и на правительственном уровне было принято решение раздать всех овец. Можно только представить, что тогда испытали люди, которые десятки лет потратили на то, чтобы поднять каракулеводство страны на высокий уровень.
Сегодня эта отрасль в нашей стране, можно сказать, не развивается. Есть несколько хозяйств, которые остаются преданными этому направлению, но по сравнению с тем, сколько их было тридцать лет назад, — это капля в море.

Между тем каракуль продолжает пользоваться спросом в мире.

«Мы были в Ессентуках, так там семь пошивочных фабрик работает. При том, что в регионе нет каракульских овец, — рассказывает Рабига Дарушевна. — А зайдете на фабрику, выберете цвет каракуля — и вам сошьют. Фабрики закупают шкурки в Узбекистане, Афганистане, на различных меховых аукционах. И изделия пользуются хорошим спросом. За продукцией фабрик люди приезжают со всей России и дальнего зарубежья. Между прочим, и из Казахстана тоже. Наши женщины покупают здесь шубки, шапки, костюмы из каракуля и каракульчи. Есть спрос на этот мех. Он же очень практичный и долговечный по сравнению с той же норкой. Мы тоже могли бы реализовывать свой мех. Вот Туркестан у нас сейчас туристический город. Мы предлагали разместить в Туркестане музей и выставку нашего товара. Но нас не поддержали. А мы ведь тоже можем наладить производство от и до. Наш мех не хуже, чем в том же Узбекистане, например».

А тем временем Президент Узбекистана подписал указ, в котором изложены меры по развитию каракулеводческой отрасли. Создан фонд развития каракулеводства при Республиканской ассоциации «Коракулчилик». Его средства пойдут животноводческим хозяйствам. Кроме того, фонд будет финансировать создание научно-племенных опытных станций, специализирующихся на выращивании высокоэлитного класса породистых каракульских овец в ряде регионов Узбекистана.

Для того чтобы получить завиток нужной формы и размера, овца должна проходить за день до 30 километров в поисках специфических трав для пропитания на скудных пастбищах. Из более 400 пород овец, существующих сегодня в мире, уникальными, продуктивными и биологическими свойствами обладают животные каракульской породы.

«А что же Казахстан?» — спросите вы. А Казахстан буксует.

«Мы стараемся найти бизнесменов, которых бы это заинтересовало. Но лично я уверен, что эту отрасль должно поддерживать государство, — считает Х. Укбаев. — Необходим завод по выделке шкур. Также надо поддержать на государственном уровне хозяйства, которые занимаются воспроизводством каракульских пород. Работа должна быть централизованной: специалисты выезжают на места, отбирают овец, везут в цех. Соответственно, фермерам идут выплаты. Конечно, и пастбища должны быть. Уверен, что эту сферу восстановить можно, и она принесет государству хороший доход. Нельзя же все время рассчитывать только на нефть».

Но пока этот вопрос остается открытым. И мы продолжаем бесконечные ремонты дорог, строительство «уникальных» зданий и прочее. Вместо того, чтобы зарабатывать реальные деньги на каракуле.

Золотое руно для нас не является символом благоденствия и богатства, как для древних греков. А ведь всего тридцать лет назад все было иначе.
Но Хисемидулла Ыскакович и Рабига Дарушевна не теряют надежды, продолжают вести научную работу и верят, что наша страна возродит былую славу отечественного каракуля.

P. S. Я благодарна судьбе, что она свела меня с Хисемидуллой Ыскаковичем и Рабигой Дарушевной. Удивительные люди с неисчерпаемой энергией, огромным опытом и великолепным чувством юмора. Имея большие государственные награды и звания, они очень просты в общении. Им бы уже почивать на лаврах, при их-то заслугах, но они продолжают трудиться на благо своей Родины!

 

Татьяна Бурдель

Фото из архива академика
Х. Укбаева и автора

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *