Не профессия — состояние души

5 Окт 2020 15:50
Количество просмотров: 821

5 октября ветераны и сотрудники уголовного розыска Казахстана отмечают профессиональный праздник. Уголовному розыску нашей страны 102 года.

Те, кто служил в уголовном розыске, на всю жизнь сохраняют чувство локтя товарища.

В этой полицейской службе корпоративный дух и взаимовыручка не звонкие лозунги, а повседневная жизнь и работа. И отношение к работе как к важнейшей части жизни — по времени и по значимости. Сегодня они расска-зывают о службе и немного о себе.

Мне выпала огромная жизненная удача — служить в южноказахстанском уголовном розыске в его лучшие годы.

Повезло работать бок о бок с настоящими людьми и профессионалами своего дела. К сожалению, годы уносят одного за другим наших ветеранов, но те, кто здесь, всегда вместе.

Уголовный розыск не профессия, а состояние души. Поэтому деление сотрудников на действующих и бывших довольно условно. Большинство оперативников и после выхода в отставку продолжают активную работу в родственных сферах деятельности.

Ж. Суюпбергенов.

И еще. Уголовный розыск — это уникальное содружество настоящих профессионалов и настоящих мужчин. Пусть не обижаются наши прекрасные женщины, но профессия эта, за редчайшим исключением, была и остается чисто мужской.

«Мы друг друга не теряем и на гражданке, — говорит полковник в отставке Жеткерген Суюпбергенов, — как заведено у нас было, и в радости, и в горе вместе. Костяк южноказахстанского угро, когда-то известный на весь Союз своим высоким профессионализмом и выучкой, и теперь в строю. Мы же не пенсионеры-дачники. Нам еще работать и работать.

Мысль собрать вместе всех, с кем служил многие годы, родилась практически сразу после выхода в отставку. С кем-то из сослуживцев мы поддерживали контакты, с некоторыми нас связывает дружба, а кто-то после ухода со службы по разным причинам исчез из поля зрения. Иногда отставникам нужна помощь. Не обязательно материальная. Вовремя сказанное доброе слово, поддержка старых товарищей порой намного важнее человеку. По себе знаю, после такого ритма работы и жизни, который мы выдерживали на службе, резко перестроиться и войти в роль пенсионера на лавочке мало у кого получается безболезненно. Еще вчера ты занимался серьезным и нужным делом, был, что называется, нарасхват. А сегодня телефон молчит, и вроде никому, кроме домашних, ты больше и не нужен. Дежурные встречи на торжественных собраниях раз в году не в счет. Нужно ощущение себя в строю, со своими соратниками, с которыми не один пуд соли съел».

Совет ветеранов уголовного розыска, созданный в 2012 году усилиями полковников в отставке Муратбека Мадиходжаева, Ахматжана Мухитдинова и Жеткергена Суюпбергенова, сегодня объединяет почти сотню человек.

А. Мухитдинов.

«После отставки все мы пошли своей дорогой, — говорит председатель совета А. Мухитдинов. — Кто-то в бизнесе преуспел. Кто-то ушел на преподавательскую работу. кто-то в охранные структуры. Большинство еще в расцвете сил. А кому-то здоровье уже не позволяет работать. Идея была собрать их всех. Чтобы, как раньше, на службе — и праздники вместе отмечали, и проблемы решали сообща. Почетный председатель совета — Молдияр Оразалиев. Его, я думаю, представлять никому не надо. Существенно и то, что наша организация изначально финансово независима. Кроме членских взносов, коллеги нам охотно оказывают спонсорскую помощь. Средства Совета ветеранов угро используются для оказания помощи товарищам и на общие нужды. Кому-то помогаем с лечением, кому-то с решением бытовых проблем. Но даже не это главное. Важно то, что мы снова вместе. Снова чувствуем дружескую поддержку коллег и можем приносить реальную пользу».

Полковник С. Байдуллин — живое подтверждение тому, что бывших офицеров не бывает — есть настоящие. Выйдя в отставку, он, что называется, впрягся в работу Совета ветеранов уголовного розыска. Организации отнюдь не декоративной, для галочки и раздачи почетных званий к праздникам. Инициатор создания совета полковник в отставке Жеткерген Суюпбергенов цели и задачи кратко сформулировал так:

«Совместные действия — активное вовлечение в работу ветеранов МВД и оказание посильной помощи нуждающимся». За этим девизом солидный объем работы, выполняемой активистами совета.

С. Байдуллин.

«Задачи Совета ветеранов УР, — говорит заместитель председателя С. Байдуллин, — оказание помощи офицерам, завершившим службу, в период адаптации к гражданской жизни, что само по себе непросто, моральная и материальная поддержка ветеранов, попавших в сложные жизненные ситуации, помощь в восстановлении здоровья, определении в лечебно-профилактические учреждения и многое другое. За несколько лет деятельности удалось добиться главного – духовного объединения ветеранов уголовного розыска, ощущения чувства локтя, дружеской поддержки и взаимовыручки, сохранения лучших традиций службы. Изыскиваем средства для поощрения молодых сотрудников уголовного розыска, достойно несущих это высокое звание».

О годах службы в уголовном розыске юга Казахстана С. Байдуллин вспоминает как о самом трудном и счастливом периоде жизни. Работа была непростой, но интересной. Неудачи переживались тяжело. Успехи вызывали чувство удовлетворения, значимости дела для людей. Среди сотен преступлений, раскрытых им лично и с его участием, было и такое.

5 октября 1918 года Постановлением НКВД РСФСР утверждено Положение об организации отделов уголовного розыска:

«В различных пунктах РСФСР для охраны революционного порядка путём негласного расследования преступлений уголовного характера и борьбы с бандитизмом учреждаются на основании следующего положения при всех губернских управлениях советской рабоче-крестьянской милиции в городах как уездных, так и посадах с народонаселением не менее 40 000 — 45 000 жителей отделения уголовного розыска… »

В турнире по бильярду среди ветеранов УР участвует К. Мадаминов и А. Агимбаев.

История одного убийства

«Августовский вечер 1975-го в шахтерском городе Ленгере, — вспоминает С. Байдуллин. — У Дворца культуры горняков танцы, много молодежи.

Внезапно прозвучали два выстрела из темноты. Очевидцы слышали только звук удаляющегося мотоцикла и смогли разглядеть два силуэта на нем. Эксперты установили, что стреляли дробью из охотничьего ружья. В таких случаях по найденным на месте гильзам оружие установить невозможно. Двое потерпевших — молодые ребята без вредных привычек. Мотивы нападения непонятны. Стреляли не конкретно в них, а, что называется, навскидку — в толпу на танцплощадке. Классический «висяк» без шансов на раскрытие. В установленный срок следствие было приостановлено за отсутствием подозреваемых. Оперативные мероприятия уголовный розыск района продолжал, но без фанатизма — текущих дел было выше крыши.

Весной следующего года пропал житель поселка Новостройка. Восемнадцатилетний парень, проводив свою девушку после киносеанса в городе, поздно ночью пошел домой, за два километра от Ленгера. Больше никто его не видел. Путь исчезнувшего парня лежал через пустыри вдоль оживленной автотрассы. Поэтому первой рабочей версией было дорожно-транспортное происшествие с сокрытием трупа пострадавшего. Несколько дней велся интенсивный розыск с использованием служебных собак, проверен весь автотранспорт района, с помощью добровольцев прочесали участок трассы и окрестности. Все безрезультатно.

Только через месяц труп, заваленный камнями, случайно обнаружили в двадцати километрах от Ленгера в ущелье реки Бадам. Результат судебно-медицинской экспертизы версию ДТП исключил. Парень был убит. И убит жестоко. На теле обнаружили пятнадцать колото-резаных ран, два перелома костей черепа. Перед смертью он был изнасилован.

Тогда такие преступления были из ряда вон, и работа оперативно-следственной группы контролировалась министрами Союза и Республики. Но раскрывались дела не только из-за строгого контроля и начальственных «подгонялок». Мы работали без выходных и отпусков, по-человечески понимая горе семьи и близких погибшего парня, возмущенные до глубины души зверством убийцы. Результат, как всегда бывает в оперативной работе, был достигнут благодаря сочетанию упорства, профессионализма и небольшого элемента удачи.

Осмотр места преступления, кроме факта убийства с особой жестокостью, ничего не дал — время и вода сделали свое дело.

Тому, что на погибшем не было обуви, вначале особого значения не придали — могло рекой унести. Однако, как часто бывает в нашем деле, именно эта деталь сыграла решающее значение в поимке убийцы. А пока началась кропотливая рутинная работа. В следственно-оперативную группу были привлечены более 50 опытных оперативников и криминалистов. В течение восьми месяцев мы проверили на причастность к преступлению больше пятисот человек, проанализировали тысячи сообщений от наших источников, проверили все связи погибшего на работе, учебе, в поселке. Проверили контакты его девушки. Увы, и такое тоже в расследовании бывает нередко… Все было впустую. Хотя, как выяснилось позже, убийцы проходили через наши мелкие сети и подозрений не вызвали.

Помог случай.

Убийца оказался не только жесток, но и жаден.

Туфли жертвы он сохранил и спустя несколько месяцев решил покрасоваться в них в городе. Хотя к тому времени мы, отработав десятки версий и подозреваемых, уже вплотную подобрались к нему, и был только вопрос времени.

Перед самым Новым годом брат убитого увидел на улице поселка знакомого парня из соседнего села в туфлях, очень похожих на те, что были на погибшем брате в день исчезновения. Приметные, модные «Цебо» на высокой платформе, по безумной моде 70-ых, трудно было не узнать. Партию таких туфель завозили год назад в магазин ОРСа фосфорного завода, на котором погибший проходил практику. Это вам не современная торговля частная — торговля честная на каждом углу. Отследить, куда и как разошлась партия обуви, было делом техники. Обнаружились и особые приметы туфель. При тогдашнем дефиците хорошей обуви купить такие было редкой удачей и небольшие дефекты никого не смущали. «Дорабатывали напильником» уже в домашних условиях, и отец жертвы сам помогал сыну заклеивать срез на ранте.

фото с сайта dubikvit.livejournal.com

Быстро составили «портрет» семьи подозреваемого. Сам известен в селе и окрестностях вздорным характером и задиристостью, брат уже получил свое — восемь лет за разбой.

Задерживать его поехали 2 января в очень представительном составе, во главе с прокурором района, начальником милиции и в сопровождении взвода патрульных — у семьи полпоселка друзей и родственников, и теплого приема мы не ожидали. К нашему удивлению, уже с первых шагов по дому обыск дал результаты. На вешалке обнаружили несколько вещей с пятнами, похожими на кровь, в кармане пальто — нож, подходящий по параметрам к орудию убийства. На видном месте стояли и туфли жертвы.

Пока задержанный отмалчивался в ИВС, продолжалась работа по сбору доказательств.

Нашлись свидетели — девушки, видевшие его за несколько минут до стрельбы на танцплощадке в августе 1975-го и под угрозой расправы больше года хранившие молчание.

К громкому делу подключились оперативники КГБ. С их помощью установили сообщника и место, где хранилось орудие убийства.

Подельник, мужик постарше и опытней, сразу признался в преступлении. За что и получил «всего» 11 лет строгого режима.

Наказание за такие преступления тогда было адекватным. Высшую меру, которую назначил садисту суд, все восприняли с удовлетворением.

Приговор был приведен в исполнение 22 ноября 1977 года в следственном изоляторе города Алма-Аты».

В 1920 году Главмилиция Казахстана открыла специальные курсы подготовки сотрудников уголовного розыска. В 1930-ом был образован первый всесоюзный милицейский орган — Главное управление рабоче-крестьянской милиции, в составе которого управление уголовного розыска. В основу его деятельности был заложен принцип специализации сотрудников. Существовали подразделения по раскрытию определенных видов преступлений: убийств, грабежей, конокрадства, поджогов, хозяйственных, должностных или имущественных преступлений.

М. Ермеков.

История южноказахстанского уголовного розыска помнит сотни имен сотрудников, отдававших этой нелегкой службе все силы. Многие жизнью заплатили за право людей мирно жить и работать. Многие и сегодня активно участвуют в работе ветеранских организаций, передают опыт действующим сотрудникам службы.

«В полночь, — вспоминает будни районного отдела УР полковник в отставке Мухтар Ермеков, — нас распускают по домам: «Сегодня разойдемся пораньше, — говорит старший, — завтра в 6-00 на задержание».

Это был обычный рабочий режим оперативных служб милиции. Никто не опаздывал. И взыскание здесь ни при чем. Ты не пришел вовремя — подвел товарищей. На одного участника операции меньше. Может случиться всякое, и ты будешь чувствовать себя виноватым.

В уголовном розыске как, наверное, нигде больше, из поколения в поколение передаются традиции службы: чувство локтя, товарищество, солидарность и уважение к коллегам, где бы они ни служили. За время работы объездил почти весь Союз и везде встречал помощь и поддержку. Можно сказать, что было настоящее интернациональное братство оперов от Камчатки до Кушки. Традиция взаимопомощи действует и после ухода сотрудников на заслуженный отдых. 5 октября мы обязательно встречаем все вместе».

Сегодня уголовный розыск казахстанской полиции по-прежнему на переднем крае борьбы с преступностью. Меняется преступный мир, усложняется работа оперативников, внедряются новая техника и методы розыска. Но главным были и остаются люди, для которых работа в уголовном розыске стала смыслом и главным содержанием жизни.

Редакция «ЮК» поздравляет всех сотрудников уголовного розыска, действующих и ушедших на заслуженный отдых, с профессиональным праздником!

 

Игорь Лунин

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *