Слабый пол защиты просит

19 Фев 2018 17:14
Количество просмотров: 1671

 Конкурс на открытие центра в рамках госсоцзаказа, объявленный в январе, в управлении координации занятости и соцпрограмм ЮКО вынуждены были признать несостоявшимся: заявку подал всего один участник. На прошлой неделе его объявили вновь. Если желающих открыть центр на бюджетные деньги снова не наберется, то конкурс опять будет признан несостоявшимся, и тогда уже единственный участник станет победителем.

И пока продолжаются эти нескорые на результат, но строгие на соблюдение закона процедуры, женщинам, пострадавшим от тяжелой руки мужа-дебошира, по-прежнему негде переждать трудное время, чтобы прийти в себя и получить необходимую помощь. Очередная попавшая в такую тяжелую ситуацию молодая женщина пришла в редакцию «ЮК».

Год назад выпускницу детского дома инвалида третьей группы Диану Зималову (на снимке) нам удалось-таки поставить в очередь на получение положенного ей по закону жилья. Говорю «нам», потому что пять лет все ее попытки добиться этого самостоятельно разбивались о многоступенчатые бюрократические препоны. Просительницу, не знающую своих прав, чиновники старались не замечать и футболили по ведомствам и отделам. С вмешательством в дело журналиста «ЮК» отношение к Диане изменилось, и в очередь ее внесли.

Поэтому в этот раз за помощью она шла уже проторенной дорожкой. Шла не одна: на руках полуторагодовалый сын, рядом — трехлетняя дочка. В ее и без того непростой жизни случилось очередное испытание. С двумя малолетними детьми Диана вынуждена была уйти от мужа, устав от побоев и унижений. Поспешу остудить тех, кто любит давать оценку, словно клеймо ставя: «а зачем рожала, а зачем жила?!» От такой ситуации в семейной жизни не застрахована, к сожалению, ни одна женщина. И детки, чудные и замечательные, очень любимы матерью, самой не знавшей материнской ласки.

Родилась Диана в Арыси. Диагноз ДЦП при рождении (впоследствии оказалось, что все не так серьезно) стал для ее матери поводом отказаться от новорожденной дочки прямо в роддоме. Спустя годы Диана с помощью сотрудников детдома нашла ее, узнала, что в семье есть здоровые дети, две ее сестры. Девочка оказалась не по годам мудрой: зла держать не стала, обиды не высказала. Но родня все равно осталась чужой, словно и не было ее вовсе. Мать даже прощения не попросила.

Окончив школу-интернат для детей-инвалидов с нарушением опорно-двигательного аппарата в Коксаеке, Диана поступила в медицинский колледж. Став медсестрой, вернулась в родной интернат работать. В Коксаеке и замуж вышла за местного парня Николая Мирошниченко. Его родители девочку-сироту приняли хорошо. Только вот остановить начинающееся пьянство сына и рукоприкладство по отношению к жене не смогли. Одного за другим Диана родила дочку, затем сына. Проблемы в семье начались, когда Николай остался без работы: на мебель, которую он делал, спроса совсем не стало. Деньги находились только на выпивку.

— Как придет домой пьяный, так я не знаю, куда спрятаться, — рассказывает Диана о своей семейной жизни. — Уходила с детьми к соседям, пережидала день-другой, пока успокоится. А когда уйти не успевала — доставалось. Спасибо, хоть малышей не трогал. Единственный стабильный доход — мое пособие по инвалидности. На нее и жили. Дети вечно голодные. У младшего самое первое слово и самое любимое — «дай!», потому что есть постоянно просит!

Когда Диана заявила о разводе, Николай пригрозил, что прибьет ее и разорвал свидетельство о браке. Собрав эти обрывки своей семейной жизни, кое-какую одежду для детей, она рванула в город к подругам по интернату. Надеялась, что в Шымкенте он ее не найдет.

По подругам Диана кочует второй месяц. Снимать жилье не на что — едва хватает на пропитание. Не на что даже купить сапожки младшему, вот и носит его, тяжеленького, на руках.

— Но лучше так, чем каждый раз бояться, что пьяный муж прибьет меня на глазах у детей, — успокаивает себя она. — Да и они стали спокойнее, меньше плачут. Мне бы вот только свое жилье получить! Я бы малышей в садик оформила, а сама работу нашла — образование у меня есть.

Решение сегодняшних проблем Дианы начали с оформления пособия для малообеспеченных нового формата. Спасибо заместителю руководителя отдела занятости и соцпрограмм акимата Шымкента Ж. Утебаевой за оперативность и профессиональное отношение к делу. Детвору поставим в очередь в детский сад. И даже в кризисный центр на временное проживание оформим, когда он, наконец, снова откроется в Шымкенте. Проблема в другом: к каждой такой пострадавшей матери с детьми на руках, а их в городе и селах немало, журналистов не приставишь. А куда им, бедным, податься? Им, кто не отказывается от своих детей даже в такую тяжелую минуту, кто готов работать ради них, а не сидеть на шее у государства? Где им найти поддержку, когда помочь некому? Сколько б ни модернизировали работу местных исполнительных органов, воз и ныне там: ни в городах, ни в селах ЮКО нет четко выстроенной системы оказания помощи оказавшейся в такой трудной жизненной ситуации, пострадавшей от насилия женщине с детьми. Справляйся с проблемами, как можешь, выживай, как хочешь.

Немногим более 15 млн. тенге выделено в этом году из республиканского бюджета на содержание кризисного центра.

Сумма, которую сложно будет растянуть на год.

— Мы уже обратились с письмом в областной маслихат с просьбой выделить еще 50 процентов от этой суммы из бюджета области, — пояснил «ЮК» главный специалист управления координации занятости и соцпрограмм ЮКО Ш. Абдрашитов, — но выделят ли средства для центра, решать депутатам.

А пока суд да дело, Диане Зималовой с ее детворой нужна конкретная помощь. Всем, кто готов ее оказать, номер телефона — в редакции. И пусть хотя бы общество не будет равнодушно.

Алиса Масалева
фото автора

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *