Напарники

10 Янв 2018

Наш земляк семнадцатилетний Д. Ташбулатов успешно выступил на неофициальном чемпионате мира Orange Bowl International Championships в городе Плантейшен (штат Флорида, США). Достанбек вошел в топ-50 лучших игроков мира в рейтинге ITF Juniors. Впереди — выступления в основной сетке юниорского Australian Open-2018.

 Д. Ташбулатов на сегодня занимает верхнюю строку рейтинга теннисистов Казахстана в категории 18 лет и младше, который размещен на сайте Федерации тенниса Казахстана.

Воспитанник академии Team Kazakhstan стал вторым на неофициальном чемпионате мира Orange Bowl International Championships, проиграв в финале французу Уго Гастону (50-ый номер юниорского рейтинга ITF).

Особенно стоит отметить, что Достанбек вырос и приобрел навыки в стенах отечественной школы тенниса.

Все родители хотят, чтобы их дети росли крепкими и здоровыми, развитыми как умственно, так и физически. Каждый выбирает свой путь.

Свой путь в большой спорт Достанбек начал рано.

Но мало кто знает, что не теннисный, а футбольный мяч мог стать спутником жизни Достанбека.

О первых шагах в спорте и просто о жизни мы поговорили с отцом Д. Ташбулатова  Ш. Ташметовым.

— Шухрат Ташбулатович, сколько лет было Достанбеку, когда он начал заниматься теннисом?

— Достанбек с детства был очень активным ребенком. Ни минуты не сидел спокойно на месте, и я решил, что его энергию надо направить в правильное русло. А куда как не в спорт? Сначала отвел на футбол. Через какое-то время понял, что для футбола еще рановато. Достану на тот момент не исполнилось и пяти. Чуть позже узнал о секции тенниса. Отвел сынишку туда. Мне там объяснили, что мальчик еще мал, но взяли. Спустя месяц тренер сказал, что у Достана есть способности и предложил дополнительные занятия. К слову, первым тренером был Артем Шайбаков. Он тренировал сына лет до 12-ти. Мы и сейчас тесно общаемся и советуемся с ним.

 — Дополнительные занятия теннисом — это дополнительное время. А время на общение со сверстниками оставалось?

— На первых порах оставалось, конечно. А вот дальше с этим было все сложнее и сложнее. Вообще, теннис такой вид спорта, где успех добивается годами. Крайне редко кто быстро взлетает.

 — Очень часто родители идут на поводу у детей. Как объяснить ребенку, что лучше пойти в спортзал, чем, например, поиграть с друзьями во дворе? Как вы выстраивали взаимоотношения с сыном?

— От родителей зависит многое. Я сказал себе, что ни при каких обстоятельствах не буду давать ложных обещаний сыну. Лучше уж вообще ничего не обещать. Ну а если пообещал, обязательно сделай. Однажды мы с ним вместе посмотрели фильм «Напарники», где два полицейских в любых ситуациях поддерживают друг друга. После просмотра мы решили поиграть в эту игру. Со временем игра переросла в реальные отношения. Мы с Достаном не врем друг другу, всегда советуемся и все решаем сообща. Мы строим отношения на доверии: я верю в него, он — в меня. Я всегда старался и стараюсь, несмотря на возраст, приблизиться к нему, посмотреть его глазами и понять.

 — Когда ребенок делает успехи в спорте, как правило, занятия в школе отходят на второй план. Как Достану давалась учеба? Находил ли время на занятия?

— Перед нами выбора «либо-либо» не стояло. Была задача — успевать. Если не успеваешь, значит, неправильно выстроен график. Удивительно, но Достан успевал все. Я сам порой удивлялся: «Как?!» Но его аттестат тому пример. Там всего две четверки, остальные пятерки. Дети уходили на каникулы, а он учился. Достан сдал ЕНТ и поступил по гранту в ЮКГУ имени Ауезова.

— Зачастую бывает, что, внушая ребенку уверенность, что он победитель, со временем у него может появиться страх перед проигрышем. Достанбек переживал такое?

— Мне кажется, переживают все. Бывает, и руки перед игрой трясутся. Все бывает. Мы ведь люди со своими страхами и эмоциями. Знаете, не переживает только дурак, а умный на ошибках учится. Очень важна поддержка близких. Образно объясню так. Есть лошадь, которую отпускаешь, и она бежит, а есть другая, которую нужно подхлестнуть, чтобы побежала. Третью же нужно все время хлестать, и тогда она будет первой. Заметьте, к каждой нужен свой подход. Достана подхлестывать никогда не приходилось. Он сам «бежит» без понукания, знает свои сильные и слабые стороны, выкладывается до конца. Это упорство, конечно, вознаграждается достижениями. Но есть и обратная сторона — травмы.

 — Вы всегда были рядом с сыном. Он сейчас в Америке готовится к Australian Open-2018. Тяжело на расстоянии наблюдать за играми сына?

— Очень. Знаете, я практически живу возле компьютера. Он прошел серьезный чемпионат мира. Стал вторым. Ему нелегко досталось это место. Соперники были очень сильные. В третьем круге турнира у Достана был матч против американца Брэндона Накашимы. Не выпуская ракетки из рук, он провел на корте больше трех часов, а я все это время не выпускал из рук валидол. И так все матчи: он три часа на корте, я три часа на валидоле. Как после турнира признался Достан, уже к финалу у него плавали круги перед глазами. После третьего матча врач-испанец налил воду в ванну, бросил лед и после игры заставил на две-три минуты лечь в холодную воду, затем — сауна и массаж. Благодаря этому Достан дошел до финала.

 — Большой теннис — элитный вид спорта. Чтобы им заниматься всерьез, нужны серьезные финансовые вложения. За двенадцать лет Ваш сын участвовал в свыше ста турнирах — это не только огромный труд с его стороны, но и Ваши финансовые затраты. Как выходите из положения?

— По-разному. Когда Достанбек только начал выезжать на соревнования за пределы Казахстана, я еще работал. Сейчас, когда он вышел на международный уровень, нас поддерживает федерация тенниса Казахстана. Если считать в процентном соотношении, то 80 — затрачивает федерация, 20 — наш семейный бюджет. Чтобы вы могли сориентироваться в сумме, приведу пример. В 2016 году у нас ушел один миллион двести тысяч только на струны для ракетки! Достан рвет много струн. Удивляются даже опытные теннисисты. Происходит это потому, что во время игры он старается скручивать мяч. Струны не выдерживают. Одна бобина струн стоит 52-56 тысяч тенге и ее хватает на 17 натяжек. Уходит бобина в месяц. Натянуть ракетку тоже стоит денег — две с половиной-три тысячи. Сейчас Достан находится в Америке, там натяжка стоит 15 долларов. То есть за месяц его прибывания в США только на струны и натяжку в общей сложности ушло порядка 100 тысяч тенге. И это мы не говорим о форме, теннисной обуви и дорожных расходах. Кроме того, необходима реабилитация после соревнований: массаж, регулярные медицинские осмотры. Ведь травмы дают о себе знать. Это тоже большие расходы.

Достанбек знает, сколько средств затрачивает семья. Мы не скрываем. Мировой уровень предполагает более высокие затраты, и он должен уже сам заботиться о финансовой стороне вопроса. Я — пенсионер, на пенсию не разбежишься, а мальчик только начинает свой взлет.

 — Возникает вопрос — зачем Вам с сыном это надо?

— Я и сам задавал себе этот вопрос. Только вот ответить на него вряд ли смогу. Не знаю. Но мы с Достаном привыкли идти до конца, если начали. В любом случае, я всегда, чего бы это мне ни стоило, его поддержу. Мы с ним — напарники.

* * *

 Мы долго беседовали с Шухратом Ташбулатовичем. Я много узнала нового о теннисе и Достанбеке. Большой спорт — это тяжелый труд и большие деньги. Было бы хорошо, если бы нашлись меценаты, которые поддержали парня в его стремлении к победам.

Нам, южноказахстанцам, есть кем гордиться. Наш юг богат на талантливых людей. Их нужно только поддержать, и тогда о нас узнает весь мир. Уже узнает.

Татьяна Бурдель

фото из семейного
архива Д. Ташбулатова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *