«Смычка» — это наша газета

17 Янв 2020 17:50
Количество просмотров: 3739

В этом году областной общественно-политической газете «Южный Казахстан» исполнится 95 лет! Наше издание – одно из старейших русскоязычных в Казахстане, которое все годы остается верным читателям. Как и они – газете.

Появление первого номера «Смычки» – так вначале называлась газета – это вполне определенная большевистская идеологическая задача, обозначенная в 11 параграфе протокола № 36 от 3 февраля 1925 года, принятого на объединенном заседании оргбюро Киробкома РКП(б) и Сыр-Дарьинского губкома РКП(б).

В нем записано: «Принципиально согласиться с изданием печатного органа на русском языке – проект конкретных форм издания проработать агитпропу». И далее: «Курс новой газеты должен определиться необходимостью обслуживания главным образом деревни и отчасти трудящихся города». «Смычка», кроме этого, должна была освещать и национальный вопрос.

А чтобы народ узнал о существовании газеты, в ближайшие уезды были направлены агитаторы, кроме доклада о XIV съезде Советов, они занимались вербовкой селькоров и подписчиков.

Первый номер «Смычки» вышел 1 мая 1925 года, подписала его Анна Павловна Акмина
— сотрудник губкома, она же и ответственный редактор (так прежде называли главных редакторов).

Она же набирала первых сотрудников (корреспондентов называли тогда литрабами — литературными работниками) в газету. Вот что написал в своих воспоминаниях первый репортер «Смычки» А. Омелин.

Разъяснение населению программы Советской власти, создание первых совхозов — все это требовало своего местного печатного органа. И он появился.

В том году Чимкент стал главным городом Сырдарьинской губернии. По площади она была побольше иного государства, поэтому в ней было где развернуться. И вот как-то весной знакомый статистик из Чимкента сообщил Омелину в Ташкент, где он жил: «Газета у нас будет. Своя, чимкентская. Штат подбирают. Беги в губком к Анне Акминой. Она назначена ответственным секретарем».

Рассадник культуры добрался и до дальних отгонов.

«Анна Павловна, худенькая, бледнолицая женщина, приняла меня весьма приветливо. Поинтересовалась, конечно, что я за человек, где работаю. Ответил, что не так давно из армии. Бывший военкор. А здесь, мол, на положении Шерлока Холмса, — вспоминал А. Омелин первую встречу с Акминой. — Но она сказала, что в Холмсах пока не нуждаемся. А нужен репортер, грамотный и шустрый. «Сегодня в суде слушается характерное бытовое дело. Попробуйте дать живую заметку. Для пробы», — сказала собеседница.
А. Омелин экзамен выдержал. Через пару недель вышел первый номер газеты, которая была органом Сыр-Дарьинского губкома РКП(б), губисполкома, губернского комитета комсомола, союза «Кошчи» и губпрофсовета.

Первым селькором был Василий Ливенцов из села Черноводское, дядя будущего первого секретаря Чимкентского обкома партии Василия Андреевича Ливенцова.

Печатные станки того времени заметно отличались от нынешних.

Он был мужиком непростым: грамотным и напористым. Участник первой мировой войны, он, избранный солдатами председателем солдатского комитета, был отправлен к Ленину, чтобы решить некоторые военные вопросы. К его заметке «Где зарыт клад» о развитии садоводства и виноградарства с интересом отнеслись в губкоме, где посчитали, что «вопрос товарищем поднят правильный».

О чем писалось в первых номерах «Смычки»?

Рассказать об этом помогут фонды областного архива.

Номер от 2 июля 1925 года на три четверти посвящен празднованию Международного дня кооперации. Что такое кооперация в Южном Казахстане, можно было проследить на примере работы Чимпо (Чимкентское общество потребительской кооперации). В заметке пишется: «Чимпо обслуживает исключительно городское население. В городе имеются две лавки. В первой продаются керосин, деготь и другие товары. В другой — обувь, платья, бакалея, посуда и пр. Намечено в будущем развивать продуктовую торговлю. Ожидаются на днях крупные партии мануфактуры, посуды и железа из Центрсоюза. Неходовой товар — военкоопская обувь, тяжелые ткани, старые папирусы — сдан обратно. Открыто отделение Чимпо на санзаводе. Начато кредитование рабочих. За май чистая прибыль выразилась в сумме 855 рублей. В общем, чувствуется, что Чимкент крепнет и постепенно поднимается на ноги».

Аппаратуру первых фотокоров население встречало с любопытством.

Корреспондент А. Кузнецов побывал в составе ветеринарной экспедиции на джайляу. Вот как он обрисовал увиденное: «Кочевники ведут здесь самый первобытный образ жизни, редкий из них бывал в своем административном центре… и, кроме своей аульной администрации, никакой соввласти не знает. И нечего удивляться, если ветеринар лечил здесь и животных, и людей».

Женская тема не сходила со страниц «Смычки». На первом губернском совещании работниц делегатки требовали устройства клубов и школ для женщин, газет и литературы на казахском языке. Одна делегатка заявила, что когда она вошла в партию и занялась общественной работой, то муж бросил ее. Заканчивая свое слово, она говорит: «Все же я осталась верной партии и помогу угнетенной женщине-казашке выйти из темноты».

«Смычка» писала и о первой красной свадьбе в Ванновке, об открытии в Чимкенте туберкулезного диспансера, государственной трудовой сберегательной кассы, о постройке силами местных жителей школы в селе Вознесенское и многом другом.

За долгую историю «Южанки» у нас было всего три женщины-редактора.

Уже упомянутая А. Акмина, во время войны — Зоя Васильевна Михайлова. Последние десять лет газету возглавляет Марина Лимаренко, которая начинала в «Южанке» простым корреспондентом.

Когда писалась книга «В кругу друзей», изданная к 90-летию «Южанки», не удалось найти хоть какие-то материалы о Зое Васильевне.

И вот на днях, благодаря Елене Тимофеевой, сотруднице государственного архива общественно-политической истории по Туркестанской области, обнаружилась скудная, но хоть какая-то информация о нашем бывшем главреде. Всего три неполных листочка – ее заявление в бюро обкома партии о снятии с нее, члена партии с 1939 года, партийного взыскания за политическую ошибку в газете, допущенную в августе 1944 года. З. Михайлова написала заявление в январе 1945 года, уже не работая в газете, став после переживаний инвалидом второй степени. Из заявления ясно, что в Чимкенте она живет седьмой год. Начинала в «Правде Южного Казахстана» (так называлась наша газета) простым литсотрудником, доросла до редактора. Заявление на бюро рассмотрено в феврале 1945 года, где и было снято взыскание, которое формулировалось как «допущение грубой политической ошибки и проявление политической беспечности». Но что конкретно это было, выяснить не удалось. Можно строить только предположение, что ошибка эта не представляла никакой политической угрозы, иначе выговор занесли бы в учетную карточку. Или же отправили Михайлову по 58-ой статье УК куда-нибудь подальше от Чимкента. Сейчас нет цензуры, но в советское время она была. Существовал талмуд с описанием, что можно публиковать, а что нет. Мой первый наставник в газете, бывший фронтовой корреспондент Георгий Емельянович Кабанов, говорил, что газета никогда не выходит без ошибок. Слово может потерять букву, можно сделать неправильный перенос… И при желании редактора обвинят в чем угодно.

Быть редактором – ходить по лезвию ножа.

Но вернемся к первым месяцам выхода газеты. «Смычка», которая печаталась небольшим тиражом, была нерентабельной, и губисполком дотировал ее небольшой суммой.

Заметка из «Смычки» под рубрикой «На местах»: «Крестьяне признали, что газета им необходима, она является рассадником культуры, оживляет и оздоровляет советский аппарат в селе. Произведена добровольная подписка. На два села теперь имеются 18 подписчиков: на шесть дворов приходится одна газета».

В августе 1925 года встал вопрос о ее закрытии. Однако на защиту молодой газеты встал Сыр-Дарьинский губком, высоко оценивший ее роль по крестьянскому вопросу, в котором она «выдержала линию партии». К тому же отметили, что газета, начавшая с нуля, уже имела подписчиков в две тысячи. Аргумент был «железным», и в сентябре 1925 года Казкрайком отменил свое постановление. С ноября «Смычка» стала выходить не один, а два раза в неделю.

Однако вопрос нерентабельности двух газет — «Смычки» и «Ақ жол» (ныне «Оңтүстік Қазақстан») снова возник. 27 марта 1926 года на заседании исполбюро Сыр-Дарьинского губкома ВКП(б) было принято постановление о слиянии губернских газет с краевыми «Советская степь» и «Еңбекші қазақ». Газета стала органом Казкрайкома и губкома ВКП(б).

Таким образом наши читатели слились с читателями нынешней «Казахстанской правды». Редактором объединенной газеты «Советская степь» одно время был Николай Туриков, выпускник реального училища, а также Александр Швер, выпускник Казанской учебной школы, и Николай Седов, в чьей биографии есть и работа первым секретарем Пахта-Аральского райкома партии.

95-летняя история нашей «Южанки» — длинная. А потому впереди новые материалы о ней.

Людмила Ковалева

«Я больше сделаю штыком»

«Вернулись воины домой»

«Надо встать и крикнуть: «За мной!»

Впереди — подъем

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *